Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
09:03 

я как вам с приветом (с)

Ice Truck Killer
六代目

Автор: the Ice Killer
Фэндом: Pirates of the Caribbean
Название: С этой ногой вечно что-то не так
Жанр: джен, фэнтези, экшн, юмор
Рейтинг: G
Размер: midi
Пейринг: Hector Barbossa/ Jack Sparrow
Саммари: знакомство Гектора и Джека, становление и развитие их отношений
Статус: в процессе
Размещение: с шапкой и ссылкой на автора – хоть куда, но желательно сообщить автору
От автора: эттеншн! никакого слэша.

Пролог
Прохладный ночной воздух проникал в каюту через распахнутое окно, наполняя ее свежестью с солоноватым привкусом. Сочное зеленое яблоко покоилось на некогда чужом столе, рядом с черепом, внутри которого трепыхалось пламя свечи. Пальцы, которые еще несколько дней назад были начисто отмыты по требованиям королевского этикета, а теперь вновь стали похожи на пальцы чернорабочего, крепко сжимали бутылку рома, изредка постукивая по ней длинными черными ногтями. Для полного счастья не хватало лишь малыша Джека – резвой обезьянки, которая, порой, выглядела куда разумнее большей половины команды корабля.
Угрюмый взгляд метнулся к ненавистному костылю, что величественно возвышался над столом, будто намекая на то, что без него этот несчастный калека, восседающий в кресле, и парочки шагов не сделает. И если бы костыль все же был способен думать, то его самоуверенность в своей необходимости не была бы преувеличена. Ходить, опираясь лишь на деревянную ногу – истинная пытка. Впрочем, остаться без ноги все же лучше, чем распрощаться с жизнью, да и отомстить этому мерзкому пирату – Черной Бороде – удалось, хоть и не без помощи нагрянувших испанцев. Однако все эти события навевали тоску и угнетали: нападение на «Черную Жемчужину», потеря ноги, обезьянки и доброй половины команды, унизительная для пирата, хоть и приятная для любого уважающего себя англичанина, служба у короля Георга капером… Благо, все это позади. Теперь у него есть корабль «Месть королевы Анны», что ничуть не хуже «Жемчужины», да еще и повинуется каждому движению шпаги своего капитана, пост пиратского Барона, наплевавшего на все указания расфуфыренного короля, и манящее море, которое хранит в себе еще множество неразгаданных тайн. Правда, не обойтись без того, кто всеми фибрами души жаждет совать свой нос в эти тайны и пытаться их разгадать, вечно спутывая карты всем, кому не лень.
- Капитан!- ворвался в каюту боцман, и за эту беспардонность он был награжден недовольным, испепеляющим взглядом.- Э… ну… мы подплываем к Тортуге…
- Удивительно, не правда ли?- скептически подметил капитан, откусив от яблока добрую его половину.- Мы держали курс на Тортугу, и тут – о чудо! – подплываем к ней.
Боцман сарказм либо не оценил, либо решил проигнорировать его. А в целом показалось, что его заботят какие-то иные проблемы, о чем свидетельствовал его бегающий взгляд и переминание с ноги на ногу.
- Там… «Жемчужина»,- наконец выдал он, стушевавшись под суровым взглядом.
Повезло, что проглотить откушенный кусок яблока еще не удалось, иначе оно бы точно застряло комом в горле, что могло стать причиной довольно глупой смерти для такого известного пирата.
- Не ошибся?
- Никак нет, капитан! Это без сомнений «Жемчужина». Стоит у берегов Тортуги.
Дрогнувшие на лице мускулы выдали истинные чувства, не смотря на то, что, на первый взгляд, Барбосса казался спокойным. Он схватил костыль и с трудом поднялся с кресла, пыхтя от того, что приходится столько напрягаться для такого обычного действия. Боцман уже было собрался метнутся с несчастному и помочь ему, но быстро опомнился и лишь вышел из каюты, чтобы придержать дверь для капитана – Барбосса терпеть не мог, когда кто-либо из команды относился с жалостью или проявлял излишнюю заботу по отношению к нему.
Влажный воздух наполнил легкие, стоило лишь ступить на палубу. Команда обратила взгляды на своего капитана, но тому было глубоко на это плевать. Все, что сейчас могло его заинтересовать, находилось в ярдах сорока от кормы «Мести королевы Анны».
Корабль, который восстал против команды. Корабль, который ушел под воду, забрав с собой жизни десятка людей, подобно тому, как русалки тянут на дно целые флоты. Корабль, вместе с которым была утеряна немаловажная часть тела, а вместе с ней и «обезьянка - нежить», как выразился бы Воробей. «Черная Жемчужина». Во всей красе. Целехонькая, будто только-только заштопали все пробоины.
- Немыслимо…- пробормотал Барбосса.
Копошащихся членов команды было хорошо видно, но он решил воспользоваться подзорной трубой, чтобы быстрее найти капитана. Предположить, кто сейчас капитан «Жемчужины», конечно, было не сложно, но в это просто не верилось. Или не хотелось верить. Потерять такой замечательный корабль и вновь отдать его под командование безалаберного пройдохи… сердце старого пирата рвалось на части от одной мысли об этом, даже не смотря на то, что этот пройдоха – лучший друг Барбоссы.
Двери таверны, как обычно, были распахнуты, а в луже, которая, казалось, вообще никогда не высыхает, валялся очередной пропойца, не сумевший сделать парочку лишних шагов, чтобы рухнуть хотя бы не в грязь лицом, в прямом смысле. Капитан уже успел немного отвыкнуть от такого – все-таки он всегда был джентльменом, и манеры, которые он успел пробудить в себе на службе у короля, заставляли его чувствовать некое презрение к таким жалким пиратам, потерявшим не только свое место на корабле, но и самих себя.
Выискивать в шумном зале капитана «Жемчужины» в планы Барбоссы не входило, однако Пташка сама собой попала в поле зрения. Странные движения, полные издевок речи, кружки рома на столике и верный помощник мистер Гиббс, сидящий напротив – такое грех не заметить.
- Не устаю удивляться, как ты умудряешься спасать свой зад, когда кругом творится безумие.
Собравшийся было опрокинуть кружку с ромом Джек, остановился, не успев сделать и глотка. Его взгляд не спеша пробежался по костылю, а потом уже встретился с взглядом его обладателя.
- Гектор!- немного нервозно, но в целом приветливо воскликнул Воробей.
- Капитан,- подхватил Гиббс, подскочив с места и почтительно склонив голову.- Я, пожалуй, это…- продолжил он, указывая взглядом в сторону, мол, отлучусь ненадолго. Что, собственно, он и сделал.
- Какими судьбами на Тортугу занесло верного служителя Короны?- насмешливо поинтересовался Джек, жестом руки приглашая приятеля сесть.
- Попутным ветром,- ехидно отозвался Барбосса, осторожно опускаясь на стул. Костыль он поставил рядышком и, оценивающе посмотрев на забытую Гиббсом кружку, решил пока что отказаться от рома. К тому же, он слыхал, что в последнее время хозяин таверны пытается впихнуть посетителям вместо рома дешевый эль. И, надо заметить, весьма успешно этот трюк проходит с теми, кто уже пьян настолько, что и языка не воротит.- Знаешь, решил все же вернуться к неблагодарной работе капитана на пиратском судне.
- А, игрушку Черной Бороды таки прибрал к рукам,- понимающе кивнул Джек, облизнув пальцы, которые блестели от жира. Видимо, закуской к рому послужила рыба. Или, что более вероятно, он просто схватил с соседнего столика какое-то лакомство, пока посетитель отвлекся, и теперь пытался быстренько замести следы.
- Как у тебя оказалась «Жемчужина»?
- Мм,- промычал Джек, рассматривая свои не совсем еще чистые пальцы.- Настоящий капитан всегда сможет вернуть свой корабль. Это мой долг. Особенно, если некий негодяй бросает лучший корабль на произвол судьбы.
Стойка костыля тут же оказалось у лица Воробья. Не остановись Барбосса, и стойка проехалась бы по наглой физиономии капитана, при этом, как минимум, разбив губу, а если бы не повезло – выбив зуб (и желательно золотой, чтобы хоть какая-то польза от этого была). Поднимать столь больную тему – опасно для жизни.
- Я не бросал корабль, Джек,- гневно вымолвил Гектор.- Сам знаешь, чем я поплатился в ту ночь!
- Догадываюсь,- поддакнул Воробей, явно продолжая издеваться над старым приятелем. Кончиками пальцев он дотронулся до стойки костыля и отвел его в сторону от своего лица. Чуть успокоившийся Барбосса послушно вернул костыль на место.- Но согласись, что с этой ногой у тебя уже давно был непорядок.
Сказав это, он, наконец, сделал долгожданный глоток рома.
- Твоими стараниями,- фыркнул Барбосса, решившись все же отпить из кружки Гиббса.

Глава 1. Побег из курятника.
Пальцы все сильнее сжимали клочки бумаги, которые, на деле, являлись важными документами. Еще немного, и терпение лопнет, а вслед за этим по ветру будут пущены жалкие остатки королевского решения.
- Что это значит?- спросил командор, буквально вчера вернувшийся из плавания.
- Вы и сами знаете,- спокойно ответил адмирал, кивком головы указав своему помощнику забрать из рук уже бывшего служителя Короны сей важный документ. Он прекрасно понимал, что даже человек с железной выдержкой может сорваться, когда долгие годы его службы пускают псу под хвост, и просто гонят взашей, бросая на произвол судьбы.
- Что ж, позвольте кое-что прояснить,- решил подвести итог прочитанному мужчина.- Меня отстраняют от службы за то, что я, пытаясь спасти корабль, принадлежащий английскому флоту, от пиратов, убил парочку из них?
- Нет, все не так. Вы отдали приказ избавиться от пиратов, вместо того, чтобы взять их в плен и отдать на справедливый суд, из-за чего несколько английских подданных, что были под вашим командованием, погибли.
- Случайность,- с презрением парировал командор, смотря куда-то в сторону.
Адмирал сделал широкий шаг вперед, заставив стоящего на его пути помощника чуть ли не отпрыгнуть, чтобы освободить ему дорогу.
- Они же были совсем детьми,- прошипел адмирал, вглядываясь в лицо собеседника. Чего он искал? Раскаяния? Понимания? Снисхождения? Или всего и сразу?
Но командор лишь приподнял бровь, одарив пожилого мужчину скептическим взглядом. Этот взгляд так и кричал: «вам любой, моложе тридцати, будет казаться ребенком».
- Военно-морская служба – дело, требующее выдержки и готовности отдать свою жизнь за Англию.
- Ваши правила слишком жестоки, Барбосса.
Подавшись вперед, Гектор прищурился и ухмыльнулся.
- Неужто я чувствую ваш страх, адмирал? Боитесь, что мои методы окажутся эффективнее, и вас отправят в отставку?
- Довольно!
Взмах шпаги, не вытащенной из ножен, - и капитанская шляпа слетела с головы, отправившись подметать своими полями пыльную дорогу.
Ноздри Барбоссы гневно дрогнули, а губы поджались, образовав строгую линию. К своим головным уборам командор относился весьма трепетно, и за такое беспардонное отношение с ними готов был обидчику руку отсечь. Поэтому пальцы его тот же час оказались на рукояти шпаги. Какая теперь разница? Морское дело, которому он посвятил немало лет, и рад был бы посвятить и всю оставшуюся жизнь, осталось в прошлом. Все планы на будущее разом рухнули, а смысл жизнь превратился в пепел.
- Mille pardon, господа!
Ураганным вихрем между двумя высокопоставленными служащими втиснулся не самого представительного вида парень, от которого разило дешевой выпивкой настолько, что оставалось неясным, как он вообще умудряется мало того, что держаться на ногах, так еще и столь резво бегать.
Остановившись лишь на секунду, он посмотрел сперва на командора, а затем перевел взгляд на адмирала, с обворожительной улыбкой на устах сделав вывод:
- Чудная шляпа!- и пустился прочь, оставив присутствующих, включая помощника адмирала, смотреть ему вслед недоумевающими взглядами.
Не прошло и минуты, как из-за угла ровным строем вылетел отряд служивых в красно-белой форме с мушкетами, готовыми палить по гражданам в любую секунду. Такая боевая готовность оправдала себя, как только кто-то из них выкрикнул «держи пирата!», и, поглощенные погоней, все они понеслись следом за странным парнем.
- Что это было…?- только и вымолвил помощник, поправляя свою шляпу.
Эта беготня немого отвлекла и вернула затуманенному гневом разуму Барбоссы способность трезво оценивать ситуацию. Он отказался от мысли завязывать бой с адмиралом, ведь последствия подобного поступка могут быть весьма плачевными. А коротать свои последние минуты в камере с преступниками в ожидании свидания с виселицей большого желания не наблюдалось.
- Честь имею откланяться,- выдавил из себя Гектор, вытянувшись по стойке «смирно». Формальные любезности, которым практически пришел конец.- Был рад служить под вашим командованием на благо Англии,- продолжил он так, словно проклинал все на свете.
Поднимать шляпу Барбосса не стал: втоптанный в грязь головной убор должен был остаться в прошлом вместе с унизительным отстранением от службы. Он лишь горделиво поднял голову и отправился, куда глаза глядят. На улице уже смеркалось, а ночь, чувствовалось ему, предстояла долгая, холодная и одинокая.
***
Что ни говори, а ночная жизнь всюду одинакова, особенно, когда дело касается сомнительного вида заведений вроде таверн и кабаков. В свои тридцать лет Гектор повидал немало таверн, хоть и держал это втайне – все-таки не положено было высокопоставленному лицу проводить время в таких местах. В кабаках он бывал как английских, так и испанских. А вот в таверне он был лишь два раза, и то находилась она на злосчастной Тортуге. Правда, тогда дешевой выпивки ему отведать так и не представилось случая, потому что целью его были именно сами пираты, а не выяснение их способов утех.
В английском кабаке все было не таким разрушающим и шумным, как в таверне Тортуги, но и достойного вида лиц здесь тоже встретишь не часто. Сюда по ночам заходят лишь доходяги, для которых единственный способ на время забыть о своих проблемах – напиться до чертиков и мирно уснуть мордой в недоеденном салате, и, если повезет с хозяином таверны, продрыхнуть до самого утра, не тревожась о том, что вот-вот заведение закроется и беднягу погонят пинками на улицу, что стала родным домом.
- Еще одну?
- Пожалуй, не откажусь.
Обычно Барбосса знал меру и никогда не пил слишком много. Он считал, что даже во время празднований каких-либо событий нужно оставаться в относительно трезвом уме и твердой памяти. Частенько приходилось видеть своих сослуживцев в совершенно непригодном для работы виде, и самому таким ему становиться не хотелось, хотя в данным момент его собственный офицерский сюртук больше походил на половую тряпку.
Однако сейчас разум его благополучно отправился на покой, помахав хозяину белым платочком, а чувства подсказывали, что лучше уж один раз позволить себе лишнее, а после – собраться с силами и продолжать идти вперед, послав к морскому дьяволу и адмирала, и его помощника, и короля, и даже того мимо побегавшего пирата, будь он неладен.
- О, что празднуем? Повышение?
Нахальный тон и запах дешевой выпивки.
- Угостишь знакомого, и я составлю тебе компанию,- продолжал кто-то зудеть над ухом, самым наглым образом усевшись на соседний стул.
- Я не настолько пьян, чтобы не узнавать своих знакомых,- угрюмо отозвался Гектор, лениво повернувшись к назойливому типу. Уж кого-кого, а пирата в английском кабаке, свободного расхаживающего среди толпы подвыпивших служивых, он встретить никак не ожидал.- Ты?..
- Вот! Я ведь говорил, что мы знакомы. Говорил ведь?- вопрошающе посмотрел пират на официанта, старательно протирающего стаканы. Тот лишь молча кивнул, только бы к нему больше с вопросами не приставали.- Эту хлипкую бороденку можно узнать из тысячи подобных ей.
До сих пор игнорировавший присутствие нежелательного объекта рядом, Барбосса косо посмотрел на него в ответ на замечание о бороде, а пальцы невольно прошлись по действительно не густой растительности на лице, словно проверяя хлипкая ли борода, или клеветать мерзавец вздумал.
- Слишком много смелости для таких разговоров со служителем Короны, пират,- только и ответил бывший командор.
- Ой, да с чего такие выводы? Все пират, да пират…- начал было разглагольствовать смельчак, между делом опрокинув рюмку виски, которую, видимо, он успел себе жестом руки заказать за счет Барбоссы.
Гектор в долгу не остался: схватив его за правую руку, он задрал рукав рубашки, под которым красовалась пиратская отметка, высеченная на чуть загорелой коже.
- Раз уж пошло такое дело,- наигранно виновато произнес пират,- то можно и познакомиться. Капитан Джек Воробей, к вашим услугам.
- Капитан?- усмехнулся Барбосса, скептически разглядывая молодого человека. На вид ему было не больше двадцати пяти, но зато самомнение-то какое!- Что же ты, капитан, не бежишь от меня так же, как улепетывал от солдат сегодня утром?
- А стоит?- и в ход пошла вторая рюмка, содержимое которой безжалостно было иссушено.- По-моему, с законом у тебя тоже нелады, так что в каком-то смысле мы соратники.
- Ты меня с грязными пиратами не ровняй,- прорычал Барбосса.
- Я и не ровняю. Я предлагаю… сотрудничество.
Гектор приподнял бровь, но всячески пытался скрыть свой интерес.
- Я слышал, дела с «верхами» у тебя не ладятся,- чуть понизил голос Джек, будто остерегаясь, что официант подслушает их разговор.- А я тут команду себе подыскиваю…
Поняв по лицу Барбоссы, что время для таких предложений, мягко сказать, не самое удачное, Воробей быстренько пресек попытку командора выразить его гневную тираду, и буквально впихнул ему в руки флягу с ромом.
Решив, что спорить с парнишкой у него нет сейчас абсолютно никакого желания, Барбосса отпил из фляги. Крепкое оказалось пойло, нечего сказать.
***
Что-то сухое и колючее прошлось по щеке, стоило только перевернуться на бок. Запах, добравшийся до ноздрей, как только сон начал медленно отступать, заставил скривиться – этакая смесь сухой травы, не успевшего выветриться алкоголя и еще чего-то не менее неприятного. И странные звуки со всех сторон, ставшие настоящей пыткой для ушей. Боль сконцентрировалась в висках и беспощадно напоминала об алкоголе, который в переизбытке накануне употребил Гектор.
Свет в помещенье проникал слабо – лишь из распахнутого оконца, расположенного где-то под потолком, виднелись лучи солнца. Но даже этого хватало, чтобы начать недовольно бурчать и жмуриться, прикрывая и так закрытые глаза ладонью. А рука, отчего-то, ныла – не так, как при переломах, но как-то поверхностно.
- …и вы даже не представляете, что он заставил меня сделать! Меня – законопослушного гражданина!- послышался отрывок из разговора. Говорящий находился где-то недалеко, но явно за пределами помещения, потому что голос его звучал приглушенно.
В ответ на настойчивое кудахтанье прямо под ухом Барбосса открыл глаза и отогнал от себя назойливую наседку. Перевернувшись на спину, он не без усилий сел и приложил ладонь голове – тупая боль лишь усилилась, стоило только привести тело в вертикальное положение. Осмотревшись, стараясь не сильно вертеть головой, он понял, что находится в каком-то хлеву, где полно такой живности как куры да свиньи. Проспав всю ночь на сене, в прочем, особого дискомфорта он сейчас не чувствовал.
- …я лишь хотел вывести на чистую воду подлеца, а вы приняли меня за другого!- уверенно продолжал сетовать голос.- Из-за вашей оплошности, джентльмены, он раскусил мою маскировку и насильно заклеймил меня этой жуткой отметкой!
Гектор мельком глянул вниз и заметил, что от правого рукава его формы остались жалкие лохмотья, а под ними виднелись капельки крови. Задрав ткань, он облизнул пальцы и попытался смахнуть кровь, чтобы разглядеть, насколько глубок порез. Однако то был вовсе не порез, а кривовато выведенная на коже «Р». Pirate. Пират. Клеймо, которое для офицера английского флота считалось хуже смерти. Подобно проклятью, от которого невозможно избавиться.
- …давненько он уже водит вас всех за нос, и выяснил я, что тут он честных жителей на свою сторону переманивает, да команду собирает…
- Так где же он?!
Взгляд метнулся к воротам хлева, и на придумывание чего-то вразумительного времени уже не осталось – бравый отряд ворвался в помещение, направив свои мушкеты на бывшего командора. А мелькнувшая в толпе наглая морда блеснула улыбкой и, напоследок отсалютовав, скрылась из вида.
Барбосса закатил глаза, со злостью задернув пиратскую отметку тем, что осталось от рукава.
- Джек… Воробей…!

Глава 2. Сделка с дьяволом.
Что может испортить настроение на весь день, как минимум? Для кого-то – это подчистивший карманы мальчишка, пока делаешь покупки; или же ссора с женой, которую сравнить можно лишь с фурией из ада; а может быть причиной тому может стать жадный хозяин кабака, прячущий лучшую выпивку от своих клиентов. Для Гектора же все было еще менее радужным.
Не успевший прийти в себя после отстранения от службы и последующей нетрезвой ночи, которая, возможно, перечеркнула всю жизнь, он был захвачен целым отрядом за – кто бы мог подумать! – измену Его Величеству королю Англии. А чьим словам поверили служивые? Жалкому пирату, возомнившему себя капитаном. И после этого адмирал еще посмел назвать методы бывшего командора жестокими… Будь его воля, он бы навел порядок, чтобы не повторялось таких вот казусов, из-за которых не меньше половины дня пришлось доказывать, что он, Барбосса, никто иной как командор, подставленный каким-то проходимцем.
Но итог разбирательств оказался ошеломляющим – такого предвидеть Гектор не мог. И пускай на виселицу отправлять не стали, ведь его заслуги перед Англией имели не малую важность, однако теперь он лишился не только своего звания, но и имущества. Он, конечно, ни раз становился свидетелем того, как высокопоставленные англичане несуразно обращаются с менее представительными лицами, но самому стать жертвой обстоятельств ему никак не прельщало. А такие объяснения, как «доверие к вам утрачено», не поясняли ровным счетом ничего. Слово пирата оказалось весомее. Вот так вот просто клеймо на руке лишило его прежней жизни, заодно и отрезав все пути к светлому будущему. Ни семьи, ни дома, ни средств к существованию. В один миг он рухнул с места важного для Англии человека, опустившись до звания нищего бродяги.
Где-то неподалеку звучали восторженные возгласы толпы. Звуки доносились с пирса, что могло значить лишь одно – совсем новый военный корабль был спущен на воду, и готовится к своему первому отплытию. С новым капитаном у штурвала.
Водился за ним грешок любопытства, потому он и решил пройтись до пирса и хотя бы проводить взглядом тот корабль, на борту которого именно он должен был гонять матросов за плохо выдраенную палубу, отпускать недовольные замечания в сторону кока за пересоленную пищу да высматривать каких-нибудь испанцев в свою подзорную трубу.
Как и ожидалось, народу было неимоверно много. Будто все жители Порт-Ройяла решили проводить корабль в путь. На узких улочках, где то и дело матросы перетаскивали бочки на палубу, а уличные торговцы призывали горожан прикупить у них что-нибудь, было не протолкнуться. Приходилось держаться у стен зданий, чтобы не быть поглощенным толпой.
- Простите,- машинально сказал Гектор, когда, засмотревшись на новый фрегат, толкнул кого-то плечом.
- Да ничего, бывало и хуже,- незамедлительно послышался ответ.
Барбосса тут же обернулся, дабы взглянуть в эти бесстыжие глаза.
- Ой…
- Ах ты мерзавец!- Схватив за ворот недруга, словно нашкодившего ребенка, Барбосса встряхнул его разок и толкнул в узкий переулок меж двух захудалых домов, людей в котором не наблюдалось.- Ну давай побеседуем, Джек.
Понять, насколько зол был Гектор, не составляло труда. И это не предвещало ничего хорошего. Сдержанный джентльмен в этот момент отдал свой пост разъяренному бродяге, готовому голыми руками придушить обидчика.
- Кажется, между нами возникло недопонимание…
- Недопонимание возникнет, когда я тебе шею сверну,- с каким-то садистским удовольствием в голосе протянул Барбосса, оглянувшись на шныряющую мимо узкого прохода толпу, которой было глубоко наплевать, что сейчас свершиться самосуд с последующей казнью.
- Оставлять тебя служивым было некрасиво, с этим не поспоришь,- принялся оправдываться Джек, между делом пятясь назад.- Но и ты пойми меня: будь я на твоем месте, меня бы тут же вздернули на плахе, а ты явно здесь не последний человек, и тебе ничего, кроме выговора, не грозило, вот и…
- Вот и теперь, твоими стараниями, меня и за человека считать не собираются. Я лишился всего…!
Мысли об этом вновь болезненно резанули по сердцу, а на смену злости пришло отчаяние, заметно отразившееся во взгляде. Мастеру убеждения грех этим не воспользоваться, посему Джек не побрезговал взять инициативу в свои руки.
- А знаешь, что ты приобрел?- негромко поинтересовался он, обходя Гектора кругом, словно лис, что охотиться за птицей. На вопрошающий взгляд англичанина Джек ответил дружеским похлопыванием по плечу.- Свободу.
- Знаешь,- отозвался Гектор, движением плеча стряхнув ладонь пирата,- будь у меня пистолет – я бы, не раздумывая, пустил тебе пулю в лоб.
- Но у тебя его нет,- верно подметил Джек с ликующей миной на лице, однако, все же решил отойти от Барбоссы – кто знает, что честному человеку взбредет в голову.- Зато у тебя есть корабль, где полно оружия.
Нахмурившись, Барбосса скептически посмотрел на Воробья, пытаясь, видимо, выяснить сумасшедший ли он или же только притворяется. А Джек, тем временем, не в силах убрать свою довольную улыбку с лица, указал на тот самый новый фрегат, корма которого виднелась из-за угла прохода меж домов.
- Из ума выжил? Нас и на пушечный выстрел к нему не подпустят.
- Нас – возможно, не пустят,- согласился Джек.- А капитана и первого помощника – охотно.
***
- Поверить не могу, что я это делаю.
Барбосса всегда придерживался правил – это помогало заполучить доверие верхов и выставить себя в наилучшем свете, даже если на всех этих расфуфыренных особ благородных кровей смотреть было тошно. Жизнь в высшем обществе, конечно, была сказочной, но лишь на первый взгляд. На деле же, ничего хорошего в этом не было – деньги и власть не помогали забыть о том, что каждый божий день нужно следить за этикетом и фальшиво улыбаться, получая в ответ такие же фальшивые улыбки. Иногда хотелось совершенно обычной жизни, где нет необходимости беспокоиться о плохо сидящем парике, или же о вилке, которую, упаси Господь, взял не для поданного блюда. Свобода. То, о чем так сладко пела Пташка, бредущая рядом и заигрывающая со всеми проходящими мимо девицами. Было в этом нечто интригующее и затягивающее в пучину предстоящих приключений. И черт с ним, с этим Джеком, который заклеймил его пиратской отметкой, в чем сам Воробей никак не хотел признаваться и настаивал на том, что Гектор сам изъявил желание присоединиться к пиратскому братству, а Джек лишь пошел на поводу у лучшего рулевого, коим в пьяном бреду величал себя шкипер.
Но что же заставило Барбоссу согласиться на план безумца? Это были отнюдь не россказни последнего о романтизме пиратской жизни, а собственное желание оказаться по другую сторону жизни. Вместо королевских приемов – компания пьяных матросов в старой таверне. Вместо сдержанного общения – полная воля вульгарным ругательствам. Вместо легкомысленных дам, прикрывающих свои алые губки веерами – все те же легкомысленные дамы, но за деньги и менее элегантные, зато более сговорчивые. Либо обрести нечто новое, либо так и оставаться вечно «бывшим командором» и ждать снисхождения. Первое явно прельщало куда сильнее при сложившихся обстоятельствах.
Пробраться на корабль, притворившись его капитаном, протащить следом за собой пирата на все то же английское судно, а затем спокойно бороздить морские просторы рядом с ничего не подозревающей командой – ничего глупее Гектор в жизни не делал, и поверить в то, что план сработает, тоже не мог. Но, с другой стороны, что он теряет? Ровным счетом ничего. В крайнем случае, если что-то пойдет не так – сдаст пирата, услышит похвалу и растворится в толпе зевак, которые будут наблюдать за казнью врага Англии.
- И что ты собираешься делать, если мы попадем на корабль?- поинтересовался Барбосса, расправляя форму, не без помощи Джека, реквизированную у одного славного малого, который где-то сейчас лежит и отдыхает, оглушенный эфесом шпаги.
- Импровизировать,- беззаботно отозвался Воробей. Невольно ему пришлось остановиться, ибо наткнулся он на нечто мягкое и говорящее. Барбосса последовал его примеру.
- Простите, но на корабль можно только членам команды,- заявило «нечто» юношеским голоском. Сразу чувствовалось – совсем еще новичок.
- Уважаемый, как можно было не узнать капитана?- указал на себя Джек, искренне удивляясь словам юнца. Почувствовав на себе недовольный взгляд, он, впрочем, поспешил исправиться.- Капитана,- и указал на Барбоссу.
- Капитан?..
- Не просто капитан,- подхватил начавшуюся канитель Гектор, выпятив грудь вперед и величаво задрав голову.- Командор Барбосса.
- О, командор, прошу меня извинить!- тут же воскликнул парень.- Но… я слышал, что вас отстранили от службы…
- Мальчик мой, не верь тому, что говорят люди в панталонах,- посоветовал Джек, искренне сожалея, что бедняге приходится общаться с подобными клоунами. Гектор, при этом, невольно опустил взгляд вниз, на свою одежду, и лишь беззвучно фыркнул.- Идем, шкипер, служба не ждет.- Все той же странной походкой, Воробей миновал юнгу и, завидев у начала дороги карету, судя по виду которой, можно было смело предположить, что именно в ней находится нынешний командор, он добавил чуть слышно, бормоча слова себе под нос:- И лучше бы нам поспешить…
Буквально взлетев на борт корабля, Джек пропустил вперед Гектора, напомнив ему, что можно уже и швартовы отдать, пока есть возможность. Небольшая перепалка, возникшая между ними вследствие очередного недопонимания, сопровождалась фразами «и без тебя прекрасно знаю, что делать» и «мой план – значит, делаем все строго по нему», привлекла внимание большей части команды. Еще с минуту парочка строптивых чудаков упорно пыталась доказать один другому свою правоту, пока тишина, как это не парадоксально, не отвлекла их.
- Кхм-кхм,- откашлялся Гектор. Он бегло изучил взглядом членов команды – многих он знал, что было очень кстати.- Джентльмены, отдать швартовы!
Начавшиеся перешептывания продвижению дела никак не способствовали, а Джек уже вовсю тыкал Гектора в бок, предупреждая о том, что еще немного и дело будет совсем худо. И разобраться, что же сильнее его раздражало – недоверие команды или назойливый тип рядом, - было весьма сложно.
- По местам, черт бы вас побрал!- рявкнул Барбосса, звучно топнув по деревянным доскам палубы каблуком сапога, отчего Воробей подпрыгнул на месте. Умей он летать, его бы тут же словно ветром сдуло, и это тешило самолюбие Гектора, как и то, что команда тут же разбежалась по палубе, подобно крысам, и принялась готовить корабль к отплытию.
- Что происходит?!- донеслось с берега, от которого корабль не усел отплыть даже на тридцать ярдов.
А то был новый командор, во всей своей красе. Бегал по пирсу и гневно отчитывал подданных за то, что они допустили угон корабля. Верные псы послушно исполняли приказ, размахивая сигнальными флажками с берега, призывая рулевого развернуть корабль. В этот момент Барбосса почувствовал отвращение ко всему этому и даже к самому себе – еще вчера он и сам готов был точно также прыгать перед каждым, кто старше его по званию или же занимает более высокое положение в обществе.
- Будь умницей, не трогай штурвал,- любезно попросил Джек.
Собравшийся было последовать указаниям с берега рулевой, послушно поднял руки и отошел от штурвала. Еще бы не последовать такой просьбе, когда в спину упирается дуло пистолета!
Одобрительно кивнув, Брабосса оперся руками на перила капитанского мостика и обвел взглядом собравшуюся внизу команду.
- Господа. Как не прискорбно это сообщаться, но корабль захвачен,- начал Гектор.- Однако, всех желающих сойти на берег я готов отпустить. Вы можете спуститься на шлюпках и спокойно плыть к берегу, не опасаясь…
- Минуту!- запротестовал голос позади него, заставив Гектора в очередной раз недовольно закатить глаза и обернуться.
- Что еще?
- А как же мы обойдемся без команды? Управиться с этой посудиной вдвоем не так-то просто.
- Я честных граждан силком заставлять изменять Англии не собираюсь,- парировал Гектор.- К шлюпкам! Иначе мне придется по одному подстреливать вас.
- Попрошу внимания!- Джек заставил остановиться собравшихся благополучно ретироваться с корабля членов команды.- При всем моем уважении к мнению моего ученого коллеги, хочу заметить, что тех, кто решит остаться на корабле, ждут бессмертные богатства! Которые мы совместно добудем пиратскими методами, конечно же. Ну же, вы ведь готовы к приключениям и вечной свободе!..
Радостные возгласы Воробья оценены по заслугам не были, и, выслушав его, команда ринулась к шлюпкам – слишком много они слышали о командоре Барбоссе и его жестокости, и верили они его словам более охотно, чем словам неизвестного им проходимца.
Гектор скрестил руки на груди и ехидно ухмыльнулся. Оставшийся ни с чем Воробей был вынужден уступить, но…
- Капитан!- донеслось до них.- Есть те, кто хочет остаться на корабле.
Прищурившись, Барбосса разглядывал троих моряков, которые отбросив в сторону свои треуголки, взирали на него. Лишь одного из этой компании он помнил, и был, мягко сказать, удивлен его решению – этот моряк всегда был законопослушным англичанином.
- Вы уверены в своем решении, мистер Гиббс?
- Так точно, капитан! И я, и они,- указал Джошами на двоих своих товарищей.
Проводив взглядом шлюпки, Барбосса осмотрел свои владения.
- Что ж, тогда…
- Держим курс на Тортугу!- перебил его Джек, и отпил из фляги рому.
Гектор покосился на беззаботного Воробья. Плаванье явно ожидалось долгим и проблемным, и это если не брать в расчет, что англичане будут пытаться вернуть свой корабль.
***
- Напомни, почему я должен следовать твоим указаниям?
- Потому что я знаю, куда плыть, а ты – нет.
- Я был на Тортуге, и прекрасно знаю, где она находится.
Аккуратно закрыв компас, находившийся в руках Барбоссы, Джек хитро улыбнулся.
- А мы и не на Тортугу плывем.
Усыпанное звездами небо то и дело скрывалось за тяжелыми тучами, хотя шторм эти тучи не предвещали. Море было пугающе спокойным, а легкие волны непринужденно ударялись о борта. Полумесяц изредка выглядывал и освещал палубу, на капитанском мостике которой находились Джек и Гектор. Последний недоуменно смотрел на довольную физиономию Воробья, не в силах прочесть в его глазах ответ на немой вопрос.
- Скажи-ка, ты считаешь этот корабль достаточно хорошим?
- Достаточно?- переспросил Барбосса.- Могу сказать, что это один из лучших кораблей, на которых я когда-либо плавал.
- Но не лучший.- Взгляд Джека устремился вдаль. Таким мечтательным он выглядел впервые.- Я хочу обрести корабль, о котором будут складывать легенды. Быстроходный, величественный, гордый…- Словно стряхнув с себя мысли о прекрасном, но недосягаемом, он понизил тон голоса.- Слыхал о «Летучем Голландце»?
- Так вот что за корабль ты хочешь,- усмехнулся Гектор.- Для начала умри, а потом уже замахивайся на подобное.
- Нет,- покачал головой Джек.- Нет. Я хочу заключить сделку с его капитаном.
Размеренно шагая по мостику, Барбосса обошел штурвал.
- Не стоит воспринимать все легенды всерьез, Джек. И даже если допустить, что «Голландец» и впрямь существует, то появится он лишь, если рядом будет душа человека, погибшего в море. А у нас таковой не имеется.
Невесело усмехнувшись, Воробей задумчиво взглянул на компас в своих руках.
- Капитан!- с криками выбежал на палубу Гиббс.- Капитан, Томас пропал!
Взгляд Барбоссы метнулся к Джеку – неужто этот безумец убил одного из членов и без того малочисленной команды ради неосуществимой мечты?
Но сказать что-либо по этому поводу Гектор не успел. Содрогнувшаяся морская гладь сильно качнула корабль, заставив команду схватится за первые попавшиеся устойчивые сооружения, дабы удержаться. Прямиком из морской пучины вынырнул старый корабль, паруса которого оборванными клочьями свисали с мачт, а пробоины были видны невооруженным глазом. По палубе величаво вышагивал капитан, покуривая трубку и изредка поглаживая густую бороду. Его задача – переправлять души моряков на тот свет, и этим он занимается уже не первый год. Но кто бы мог подумать, что подобное вообще возможно!
- Чтоб я сдох…- пробормотал Гиббс, перекрестившись. Поняв, что сморозил глупость, он поспешил поплевать через плечо, чтобы отогнать о себя неудачу.
Одним лишь взглядом капитан «Голландца» приказал своим подчиненным забрать душу погибшего бедолаги. Больше ему здесь было нечего, но размахивающий руками человек со стоящего неподалеку корабля заставил его отложить на время возвращение в свою каюту, и посмотреть в подзорную трубу, чтобы разглядеть смельчака. А Воробей в это время оживленно призывал провести переговоры, не смотря на то, что нападать никто ни на кого даже и не собирался. С минуту поколебавшись, капитан «Голландца» одобрительно кивнул.
Джек неуверенно ступил на борт легендарного «Голландца», пройдя помост, соединяющий два корабля. Он несколько брезгливо осмотрел мокрую палубу, на которой виднелись водоросли и, кое-где, даже морские существа, такие как рыбы да морские звезды.
- А тут уютненько,- польстил Воробей, хоть по его выражению лица и было видно, что он хотел сказать нечто совершенно противоположное.
- Что тебе понадобилось от призрачного корабля?- поинтересовался капитан. Его команда при этом стояла позади него полукругом, словно молчаливые церберы, ожидающие позволения растерзать гостя на части.
- Не от корабля, а от его капитана,- подправил Джек.- Я хочу поднять со дна самый быстроходный, самый лучший корабль, который когда-либо видели люди.
Часто заморгав, капитан удивленно вскинул брови, мельком глянул на свою команду, а затем рассмеялся, чуть не подавившись дымом из трубки. Пожалуй, впервые к нему обращаются с подобной просьбой, да еще и так нагло.
- Я, Дэйви Джонс, должен преподнести на блюдечке корабль какому-то проходимцу? Ей-богу, уморил!
Дождавшись, пока Джонс, а вместе с ним я вся его команда, закончат смеяться, да выдавать издевательские тирады, Джек свел ладони вместе в благодарящем жесте и продолжил:
- Я готов служить на «Летучем Голландце», но лишь после того, как я пробуду капитаном своего корабля двадцать лет.
Джонс оценивающе посмотрел на Воробья: как ни крути, а в команде всегда пригодиться новый человек, да к тому же такой смелый.
- Тринадцать,- заключил Джонс.
- Что?
- Тринадцать лет ты будешь капитаном корабля, а в уплату долга прослужишь на борту «Летучего Голландца» сотню лет. Решишься ли ты на такое?- ухмыльнулся капитан.
- Да не вопрос!- не задумываясь, ответил Джек, и протянул ладонь, чтобы закрепить договор рукопожатием.
Зажав губами трубку, Джонс выпустил дым ноздрями и пожал руку. В ту же секунду возле двух кораблей прямиком из-под морской глади, подобно «Голландцу», возникло еще одно судно. Именно такое, каким его себе представлял Джек, но гораздо лучше.
- Моя… моя «Черная Жемчужина»…- пробормотал Воробей.


Комментарии
2011-06-12 в 14:38 

~Hurrem~ [DELETED user]
Отлично :up:

2011-06-12 в 15:50 

Ice Truck Killer
六代目
Благодарю)

   

Фан-клуб фильма "Пираты Карибского моря"

главная