14:19 

Ice Truck Killer
六代目
Автор: the Ice Killer
Фэндом: Pirates of the Caribbean
Название: С этой ногой вечно что-то не так
Жанр: джен, фэнтези, экшн, юмор
Рейтинг: G
Размер: midi
Пейринг: Hector Barbossa/ Jack Sparrow
Саммари: знакомство Гектора и Джека, становление и развитие их отношений
Статус: закончен
Размещение: с шапкой и ссылкой на автора – хоть куда, но желательно сообщить автору
От автора: эттеншн! никакого слэша.

Предыдущие части: здесь

Глава 3. Роковой выбор.
Глава 3. Роковой выбор.
Несколько дней и ночей свободного плавания. Никакой спешки, никаких определенных планов. Только ветер, своим дыханием наполняющий черные паруса, заставляя корабль размеренно плыть по волнам. Чуть покачиваясь из стороны в сторону, судно ловит морские брызги и окропляет ими палубу, на которой так усердно трудится парочка моряков, зная, что после работы их ожидает чудотворный ром. Еще один наводит порядок в трюме, хоть и не привык к такой работе. А шумные капитан и его первый помощник спорят из-за курса, и это - единственное, что портит полную идиллию.
- На Тортугу один путь, так чего спорить?
- На том пути, что ты утверждаешь, можно запросто сесть на мель.
- Вот и нет!
- Вот и да!
- Вот и нет!
- Вот и… Что ты как ребенок?- Барбосса недовольно хмыкнул, отпустив штурвал, который еще секунду назад крепко удерживал, дабы не позволить Джеку занимать главенствующую позицию на корабле.
Конечно, он понимал, что этот корабль принадлежит Воробью, ведь именно он заключил контракт с проклятым капитаном. И стоило признать, что контракт того стоил – «Черная Жемчужина» был верхом совершенства. Бредить таким кораблем уже не казалось безумством мечтателя. Но обида, засевшая глубоко, не давала покоя. Как он, бывший командор, позволил сделать себя каким-то помощником капитана? Он, лучший рулевой, которого когда-либо видали моря, вынужден оставаться вторым. И кому он уступает свое место? Грязному пирату, который только и знает, что увиливать да иди по головам, используя каждого встречного ради достижения своих целей, беспощадно попивая при этом барбадосский ром из своей фляги. Раскусить натуру Джека Воробья не составляло труда, но продолжать следовать за ним, зная его характер… Верх глупости или же пробудившаяся тяга к опасным приключениям? Или же это все та же свобода, о которой так красиво, без устали поет Птаха? Но, возможно, все куда проще – Барбосса именно в этот самый момент просто хочет плыть к Тортуге на пиратском корабле, а желания свои оставлять неудовлетворенными шкипер не привык.
Джек негромко цокнул и, приложив палец к подбородку, задумчиво посмотрел на Гектора.
- Ох, даже не знаю…
- Что?
- Не люблю панталоны,- в сердцах произнес Воробей.- Выглядишь жутко, тебя на Тортуге ни в одно приличное заведение не пустят.
- Ох, ну простите, сэр, что я не выгляжу убогим бродягой, и не вписываюсь в рамки вашей пиратской моды.- Гектор принялся картинно раскланиваться.
- Так и быть, ты прощен,- парировал Джек, будто приняв всерьез сей небольшой спектакль. Пошатываясь, он подошел к перилам капитанского мостика. Пристально оглядев двух моряков, что трудились на палубе, он перегнулся через перила в попытке отыскать еще одного члена команды.- Сказать честно, вы все выглядите неважно.
Барбосса вглядывался в спину самопровозглашенного капитана и усердно подавлял в себе желание столкнуть его вниз, а потом еще и пулей мушкета пригвоздить к палубе, чтоб не болтал почем зря. Но, как бы противно не было это признавать, в чем-то Джек был прав. Вид у бывших служителей Короны был чересчур благородным для таких мест, как Тортуга, где кишмя кишат толпы пиратов, находящиеся в вечном поиске того, кому можно набить морду, или же выпить чарку йо-хо.
- Мистер Гиббс!
- Да, капитан?
- Не могли бы вы порыскать у себя в запасах и подыскать что-нибудь… более подходящее пиратской команде?
Секунду Джошами находился в явном замешательстве, раздумывая, стоит ли бросить тряпку и оставить драить палубу своему товарищу в одиночку, чтобы последовать просьбе капитана. Его взгляд выражал немой вопрос, который можно было трактовать примерно как «вы уверены, кэп?».
- Конечно,- и, бросив тряпку, он отправился в кубрик.
Замешательство Гиббса можно было понять: не был он никаким служителем Короны на английском корабле. Точнее был, но всего-навсего месяц с лишним. До этого его должны были поймать и отправить на виселицу, но добрый малый Джек Воробей выручил его и сберег от напасти. Познакомились они еще будучи на Тортуге, а в Порт-Ройяле судьба снова свела их вместе. Пиратский Кодекс отнюдь не велит выручать товарища, но Гиббсу повезло – Джек Воробей помог ему ускользнуть из-под стражи. Не безвозмездно, конечно, однако взамен за свою помощь он выдвинул странную просьбу – притвориться членом команды английского корабля, хоть это и было опасно, а затем ждать сигнала. Гиббс верно предположил, что он станет соучастником в захвате корабля пиратами, но то, что захватчиков будет всего трое – он, Воробей да еще и командора каким-то ветром в эту авантюру затянуло! – было полнейшим сюрпризом.
Кубрик выглядел безупречно. Но все до поры, до времени. Как только на корабле появится полноценная команда, кубрик превратиться в пристанище морских волков, где грязная одежда будет валяться повсюду, бочка рома будет нагло утащена из крюйт-камеры и спрятана под лестницу от капитана, а пьяные матросы будут весело распевать «пятнадцать человек на сундук мертвеца!».
Джошами решил внести свою лепту в предстоящее корабельное безумие, и вывалил свои скромные пожитки из небольшого сундука прямиком на пол. Ничего особенного, конечно, найти не удалось, но кое-какие вещички вполне могли пригодиться.
***
Не в первый раз приходилось вышагивать по этим узким улочкам, брезгливо обходя стороной валяющегося прямо на дороге бродягу и усердно перепрыгивая лужи, которые, по большей части, состояли из помоев, нежели из дождевой воды. Обходить местную «грязь» стороной приходилось лишь потому, что пачкать сапоги уж больно не хотелось. Сейчас же беречь от грязи и без того убогую обувку было бы излишним жеманством.
Барбосса смело шагал прямиком по грязной дороге и даже испытывал некое удовольствие от чавкающего звука под ногами. В одежде, которую любезно предоставил мистер Гиббс, он чувствовал себя свободно, хоть и непривычно. Единственное, чего не хватало – хорошей шляпы с красивыми перьями. Командорская шляпа, небось, так и осталась валяться посреди дороги, где Гектор ее бросил, до тех пор, пока какой-нибудь бедняк не забрал ее себе. Правда, к подобному наряду та шляпа все равно не пошла бы.
- Гектор, я очень надеюсь на честность твоих английских друзей,- между делом сказал Джек, пока они брели до таверны.- Если они, под предводительством мистера Гиббса, уведут мой корабль, я буду крайне разочарован в них и особенно… в тебе.- Он мельком глянул на Барбоссу через плечо.- Ведь когда-то ты руководил этими ребятами, но если совести у них совсем нет, значит, не привил ты им хороших манер,- пояснил он.
- А к чему же такая неуверенность в мистере Гиббсе?- полюбопытствовал Гектор.
- Он ведь пират, ты не знал?
На секунду Барбосса остановился, непонимающе сдвинув брови, а затем поспешил догнать Воробья. Уж кого угодно он мог заподозрить в пиратстве, но не того славного мистера Гиббса, с которым довелось ему поработать несколько недель. Никому нельзя доверять.
Двери таверны были распахнуты, зазывая новых посетителей. В воздухе зала витал стойкий запах табачного дыма и дешевого эля, и лишь чувствительный до запахов нос мог учуять аромат качественного рома среди всего остального. Того самого, барбадосского рома, которым наполнял свою флягу Джек Воробей.
Пошатываясь, зал пересекал красноносый пират, размахивая пинтой во все стороны. Он остановился перед новоприбывшими, любезно предложил выпить, икнул и мертвым грузом рухнул на пол.
- А вот и столик свободный,- подметил Джек, указав в дальний угол таверны, что под лестницей на второй этаж, и смело перешагнул через валяющееся под ногами пьяное тело.
Барбосса последовал его примеру. Он ненавязчиво рассматривал людей вокруг, и успел понять лишь то, что среди этих весельчаков, которые уже языка не воротят, есть несколько очень даже трезвых пиратов, по сравнению с остальными. И посматривают они, мягко сказать, как-то недобро.
- Джек,- окликнул Гектор.- Да ты тут прям местная звезда.
Воробей уселся на стул и, будто не обращая внимания на посетителей, принялся поглаживать свою бородку, не отрывая взгляда от своего компаньона.
- Что, смотрят, да?
- Будто змея-искусителя увидали,- подтвердил Гектор, садясь напротив.
- Зараза…- Еще пару мгновений Джек буравил задумчивым взглядом пролитый на стол ром, а затем встрепенулся, словно прогоняя дурные мысли.- Нужно подыскать здесь людей в команду.
- Здесь?- усмехнулся Барбосса.- Право, замечательный контингент.
- Позволь мне на мой корабль набирать ту команду, которая мне кажется подходящей.
Официантка резво пропорхала мимо столиков и поставила перед Джеком и Гектором две пинты.
- Благодарю, цыпа,- пролепетал Воробей, пригубив ром.
- Фактически, этот корабль принадлежит Джонсу,- как бы между делом подметил Барбосса, явно издеваясь над горе-капитаном.- Ты лишь временный владелец и…
- «Черная Жемчужина» - мой корабль и точка!- вспылил доселе непробиваемо спокойный Джек, звучно стукнув дном своей пинты о стол. Разговоры в таверне чуть стихли, а посетители - те, которые еще были в состоянии, - обратили свои взоры на шумную парочку. Все-таки есть что-то человеческое в этом капитане, и задеть его чувства, как оказалось, можно весьма просто.
Недолгое затишье быстро испарилось, и Джек вздохнул с облегчением – не самое благоприятное время для него привлекать к себе внимание, когда вокруг так и вьются стервятники, падкие на хорошие вещи.
- Джек,- протянул кто-то над ухом, заставив капитана поперхнуться только что сделанным глотком рома.- Значит, корабль у тебя есть, а долги старым друзьям отдавать не хочешь.- Тяжелая ладонь легла на плечо Воробья, сдавливая его пальцами.- Нехорошо как-то, не находишь?
- Какой корабль?- Джек предпринял тщетные попытки скинуть со своего плеча чужую ладонь.- У тебя, видно, разум помутился от эля, которым тебя поят тут.
Одним резким движением невежда вздернул Джека со стула и припер к стене. Хоть и пьян, но сил у него предостаточно. А трое дружков, что стояли подле него, и вовсе могли внушить должное отрицательное впечатление. Чести у обитателей Тортуги нет и быть не может, но права нападать четверым на одного им никто не давал. Даже не смотря на то, что Джек наверняка заслужил такое обращение.
- Я бы на вашем месте убирался восвояси.
Гектор выхватил шпагу и поднес ее кончик к шее здоровяка, который держал Джека за ворот. Надо заметить, что сам Воробей, при этом, был удивлен не меньше громилы.
- Да-да, слушайте, что вам говорит капитан корабля, о котором мы и болтали,- проговорил Воробей.
Перекладывать ответственность с одного на другого – в этом весь он. Гектор даже не удивился подобному, хотя это и заставило его недовольно скривиться. Знал ведь, что после Воробей будет вовсю отпираться от своих слов, и свое капитанское место никому не уступит.
- Плевать нам, чей корабль! Твой, его… Плаваете под одним парусом, вот и платите вместе!
- Вашей наглости не хватает предела, рыбьи отбросы!- сказал Барбосса и взмахом шпаги рассек ткань рубашки нахала.
- Драка!- довольно воскликнул кто-то из зала, что могло означать лишь одно – сигнал к очередному разгрому заведения дан.
- Гектор, не знал, что ты горазд так выражаться,- с толикой восхищения произнес Джек, успевший освободиться из «плена» и спрятаться за спину своего союзника.
- Чем болтать, взял бы шпагу,- фыркнул Барбосса, отбиваясь сразу от двух клинков недругов.
Расценив, что Джек не может быть уж настолько беспомощным, он кинулся в самую гущу событий. Давненько не участвовал он в столь горячих распрях, и приятное чувство азарта и опасности разливалось по телу с каждым новым взмахом шпаги, с каждым новым маневром, помогающим увернуться от ударов. Будто дикого пса отпустили на волю, разрешив крушить все на своем пути. Здесь, через свое оружие, можно было выразить всю ту злость и обиду, которые уже довольно долго таились в глубине души сдержанного англичанина. Дать волю эмоциям – лучший способ отпустить все то, что тонкой нитью связывало его с прошлым.
Крики, звон бьющейся посуды, лязг шпаг, хруст ломающихся стульев и столов – весь этот хаос царил вокруг. Кого-то выбрасывали со второго этажа заведения, кого-то спускали по лестнице. И все были довольны, не смотря на то, что утром синяки будут столь болезненными, что и дотронуться до них будет невмоготу.
Барбосса на мгновенье остановился, давая себе передышку. Невольно, он отыскал взглядом Воробья. Последний ловко орудовал шпагой, а если она не срабатывала – проползал под столами, кидался стульями, прикрывался мимо пролетающими пиратами и использовал прочие хитрые приемы.
Останавливаться в такой обстановке – не лучшая идея, и она чуть ли не лишила Барбоссу только-только приобретенной рубашки.
В суматохе Гектор заметил, как один из тех, кто так упорно требовал с Джека возврата долга, вытащил пистолет и, отчего-то, целиться вниз. То ли вовсе ополоумел, бедолага, то ли уже и оружие выше поднять не может.
Увернувшись от взмахов чужих шпаг, Барбосса сделал пару-тройку шагов вниз и, споткнувшись обо что-то мягкое, завалился на пол. В ту же секунду прогремел выстрел. В таверне повисла тишина.
- Кальмарьи кишки, что б вас..!.- взвыл Барбосса, скатившись с Джека, о которого он и споткнулся. Он не смел даже глянуть на свою ногу, которую пронзала адская боль. Словно щупальца Кракена обвились вокруг нее, а затем резко дернули, забрав с собой и оставив вместо конечности лишь боль.
Гул в зале казался отдаленным, но можно было различить злостные тирады хозяина таверны и возмущенные голоса мужчин, которые были против использования огнестрельного оружия в стенах этого заведения. Вокруг творилось черт знает что, однако, драка затихла.
- Гектор… ты спас мне жизнь,- послышалось бормотание Джека. Назойливое, как обычно.
- О, поверь мне на слово, я этого не хотел,- пропыхтел Барбосса, жмурясь от боли.
- Не шевелись.
- Я ноги не чувствую, как по-твоему я должен ей шевелить?
- Видимо, кость задело,- сделал вывод Джек, отрывая рукав своей рубашки, чтобы этим куском ткани остановить кровь. Перевязав ногу, выслушивая возмущения Барбоссы, Джек улыбнулся.- Зато я нашел кое-что для тебя. За этим и полз.
Он выудил из-за спины огромную черную шляпу с прекрасными страусиными перьями и водрузил ее на голову Барбоссы. Что ж, по крайней мере, этот поход в таверну оказался хоть чем-то полезен.

Глава 4. Любовь - ужасный недостаток.
Со временем человек учится привыкать ко всему, что с ним происходит – неважно, насколько происходящая реальность беспощадна или нежеланна. Так устроен мир, под который каждый, волей-неволей, вынужден подстраиваться. Гектор испытывал на собственной шкуре множество не самых приятных перемен, к которым приходилось привыкать, но никогда бы не подумал, что, обретя настоящую свободу от всего, окажется вновь загнан в рамки. И кого ему приходилось вот уже год выслушивать и делать вид, будто он подчиняется приказам? Не расстающегося с бутылкой, пропадающего неделями невесть где, самопровозглашенного капитана, чьи выходки с каждым разом становились все чудастее. Конечно же, с тех пор, как Барбосса по нелепой случайности спас жизнь проходимцу, он не забывал припоминать Джеку, что тот должен ему. Но пираты есть пираты, с них совестных поступков ждать не следует. Впрочем, это не мешало Гектору занимать чуть ли не главенствующую позицию на корабле, а иногда – отбирать штурвал у ничего не смыслящего Воробья. Однако сегодня был не тот случай.
— Наконец-то,— недовольно пробормотал Гектор, завидев поднимающегося по трапу Джека. Несколько часов он вместе с командой ждал блудную Пташку, хотя заранее было оговорено время встречи на пришвартованном у причала Тортуги корабле. Ничего удивительного в опоздании не было – такое случалось постоянно, — но Барбоссу, тем не менее, это не переставало раздражать.
— Курс на северо-запад, и как можно быстрее,— негромко сказал Джек мистеру Гиббсу, и поспешил в каюту. Потерянный вид и неясно откуда взявшаяся спешка говорили лишь об одном – капитан «Черной Жемчужины» снова впутался в неприятности.
Убедившись, что команда выполняет поручение под руководством мистера Гиббса, Барбосса отправился следом за Джеком.
— К чему такая спешка, черт возьми?
Джек не просто не собирался отвечать на вопросы, но даже не замечал появившегося в дверях первого помощника. Он лишь мельтешил перед глазами, делая вид, будто что-то ищет, либо напротив – прячет.
— Джек.
Не привыкший быть игнорированным, Гектор резко выставил руку, приставил ладонь к стене, и преградил путь пробегавшему мимо него Воробью. Болезненно врезавшись в руку, Джек, наконец, опомнился.
— О, Гектор! Я не заметил тебя,— прогнусавил он, зажимая ушибленный нос ладонью.
— Куда мы плывем в такой спешке?
Несколько мгновений Джек молчал, видимо, обдумывая, стоит ли говорить правду, или же лучше соврать, а то и вовсе — умолчать.
— В Бухту Погибших Кораблей. Кажется, там что-то… намечается.
— Что-то… намечается?— передразнил Барбосса.— Весьма расплывчато, не находишь?
— Кровь зовет…— пробормотал Джек, всматриваясь в свою ладонь, будто бы вот-вот там должно было возникнуть нечто ужасное.— Там будет Дейви Джонс.
***
Фразу «кровь зовет» Барбосса понял не совсем верно. Когда он представлял себе некую кровную связь, в мыслях всплывал контракт, который Джек заключил с проклятым капитаном и за который он должен расплатиться сотней лет службы на «Летучем Голландце». Но все оказалось куда более интересно – в Бухте обещанного Джонса не было, зато был некий капитан Тиг. Туманная личность, навеки связанная с пистолетом, гитарой и пиратским Кодексом. Поверить в то, что он – отец Джека было не сложно: те же манеры, внешнее сходство. Разве что смелости у Воробья Старшего было побольше. Хотя смелость эта граничила с чрезмерной самоуверенностью. Практически у всех пиратов это было в крови, и лишь единицы могли действительно позволить себе подобную самоуверенность, прекрасно зная свои возможности.
Местечко сбора Братства было воистину пиратским. Небольшой островок среди скал был создан из несчитанного количества старых кораблей. Этим Бухта свое название оправдала сполна. Крепость, не иначе. Помимо погибших кораблей, были и вполне ходовые – на них прибыли другие пираты. Барбосса успел насчитать восемь кораблей, и очень понадеялся, что капитаны не потащат на Совет всех членов команды сразу. Вообще-то он и сам не планировал заходить в зал Совета, но заверения Джека о том, будто совершенно немыслимо, чтобы капитан появился без своего первого помощника (хотя было ясно, что Воробей просто не хочет оставаться один в толпе пиратов, отношения с которыми у него, мягко говоря, не самые лучшие), да и собственное любопытство, заставили Гектора сунуть свой нос в предстоящее дело.
— Смотрите-ка, и этот молодой голодранец пожаловал!— картаво выказал один из пиратов, стоило только Джеку переступить порог. Француз, не иначе. Его акцент выдавал его с потрохами.
— Что, ты и ему что-то должен?— украдкой поинтересовался Гектор.
Воробей скривился.
— Скажем так: я совершенно случайно увел у него одну миледи…
Барбосса приподнял бровь, и еле сдержал смешок. Он вынужден был признать, что на девушек Джек действует словно дурманящий аромат, не смотря на то, что, порой, смердит от него выпивкой так, что даже матросы рядом с ним косеют. Хитер, чертяга. И болтлив. А дамочкам только и подавай небылицы, красиво сложенные и умело рассказанные.
— И что же ты тут делаешь?— не унимался француз.
— Поверь, я и сам теряюсь в догадках.— Джек брякнул пальцами по шпагам, вонзенным в большой глобус: восемь шпаг – по одной на каждого присутствующего Барона.
— Но ты – не Барон!
— Это я его позвал.— Спокойный голос со стальными нотками прекратил все распри в один миг. Да что уж там – во всем зале Совета повисла тишина.
Капитан Тиг размеренным шагом подошел к столу и уперся в него руками.
— Вас, господа пираты, собрали здесь, на первом Совете Братства неспроста,— сказал он.— Море неспокойно и мы все знаем причину этому.
— Калипсо…— прошептал кто-то, и шумной волной это имя прокатилось по залу.
Морская богиня, в существование которой Барбосса никогда бы не поверил, если бы не столкнулся уже однажды с призрачным кораблем и сам не стал свидетелем чуда. Но что разгневало богиню? Барбосса, как и все присутствующие, заметил, что штормы на море участились, добрую волну поймать все труднее, а направление ветра и вовсе невозможно предугадать – настолько переменчива стала погода. Однако если суть собрания заключалась в обсуждении этой проблемы, то оно, собрание, было бессмысленно. Ну что кучка пиратов может сделать, когда на их пути стоит богиня?
— Тихо!— Тиг вонзил в столешницу кинжал. Лезвие вошло так легко, что, казалось, стол сделан не из прочного дерева, а состряпан из гнилых фруктов. Дождавшись тишины, он продолжил: — Есть способ ее остановить. Ритуал, о котором рассказал… Дейви Джонс.
И вновь эхом имя прокатилось по залу.
— Джонс?— негромко спросил Гектор. Он стоял позади Джека и был уверен, что лишь капитан его и услышит.— Он-то тут причем?
— Поговаривают, что влюблен он был в эту фурию,— отозвался Джек.— Интересно, чем она ему не угодила?..
— …сложив предметы вместе, он произнесет «Калипсо, заключаю тебя в узы плоти»,— подытожил капитан Тиг.
— И где же мы найдем его?— выкрикнул кто-то из зала.
— Именно поэтому я хочу сделать девятым Бароном,— капитан повернулся к Воробью,— своего сына.
— Что?!— возмущенно воскликнула толпа.
— Джеки – единственный, кто имеет связь с Дейви Джонсом. Без него ритуал будет бессмысленным. К тому же, именно у Карибского моря Барона, на данный момент, не имеется, а для ритуала требуются Бароны всего периметра морей и их островов.
Словно по мановению волшебной палочки, все направили свои взоры на ненавистного горе-капитана.
— Я?!— пропищал Джек. Прокашлявшись, он вернул свой голос в норму.— Ты имеешь в виду, что я должен проводить все… это?
— С каждым часом становится все хуже, Джеки.— Тиг подошел к сыну и положил руку ему на плечо. Несколько секунд он смотрел ему в глаза, а затем обратился к Совету: — Попрошу всех предъявить по одному песо.
— Вы не говорили, что понадобятся деньги, капитан Тиг!
— Да-да…!
— Что ж…— немного поразмыслив, сказал Тиг.— Просто хотелось, чтобы выглядело красиво,— пожал он плечами.— Можете предъявить любой предмет, который имеете при себе.
Один из пиратов – чей-то помощник – пробежался по залу, собирая в свою шляпу символы власти, которые давали Баронам право голоса. Чего туда только не покидали: и мятую карту, и отколотое горлышко из-под бутылки рома, и очки, и даже чей-то деревянный глаз! С трудом верилось, что подобное барахло могло заточить богиню и сделать пиратов полноправными хозяевами морей. Хотя то, что каждый Барон должен был окропить свой предмет кровью, внушало хоть какую-то уверенность в успешном проведении обряда.
Приняв шляпу с символами власти, Джек скептически посмотрел на них и облизнул пересохшие губы. В его лице так и читалось, что охотнее он сейчас выпил бы целую флягу рома, вместо того, чтобы шаманить над сомнительного вида «песо».
— И что, только произнести слова?— Джек вопрошающе посмотрел на отца.— Так просто?
— Произнеси их с чувством,— посоветовал капитан Тиг. Если бы его губы дрогнули в улыбке, эти слова можно было бы расценить как чистой воды издевку.
— Дельный совет, нечего сказать,— недовольно пробормотал Воробей. Еще раз облизнувшись, он постарался более устойчиво устроиться на своем месте, чтобы в случае чего не свалиться с ног. Пару раз встряхнув содержимое шляпы, он протянул руку Гектору.— Не мог бы ты…?
— О, с превеликим удовольствием.
Барбосса вынул шпагу и полоснул лезвием по ладони Джека – куда сильнее, чем требовалось. А разве можно удержаться от соблазна пустить кровь этому самовлюбленному пирату, когда он сам, практически добровольно подсовывает руку под лезвие твоей шпаги?
— Что ж…— выдохнул Джек.— Калипсо,— он сжал ладонь в кулак, и рубиновые капли окропили символы власти пиратских Баронов.— Заключаю тебя в узы плоти.
В зале повеяло холодом. Пламя свечей, что освещали помещение, дрогнуло, а кое-где и вовсе исчезло. Пираты настороженно осматривались по сторонам, возложив ладони на гарды своих шпаг.
— И как мы узнаем, сработало или нет?— наконец, кто-то решился нарушить тишину.
— Ослу ясно, что все это сборище – просто дешевый маскарад и пустая трата времени!— вспылил Дон Рафаэль – Барон Каспийского моря.
Этот пират всегда отличался скверным характером, а терпения в его арсенале не наблюдалось так же, как и его правого глаза – вместо этого у него был деревянный, да и тот ему сейчас пришлось отдать для ритуала. Поговаривали, что даже на Совет Братства его затащили с трудом, да и то лишь благодаря умению его первого помощника уговаривать своего капитана. И он был единственным из всех присутствующих, чей первый помощник являлся женщиной – странноватая особа, вечно сжимающая в руках то разнообразные амулеты, то гадальные кости. Однажды один пьяница посмел назвать ее ведьмой, а после этого случая был пойман пиратами, которым задолжал кругленькую сумму, и лишился языка. С тех пор эту женщину все, кто знаком с ней или наслышан о ней, считают ведьмой, но вслух этого сказать никто не решается.
Рафаэль поднялся с места и, звучно стукнув по столу кулаками, направился к Джеку. Его первая помощница преданно зашагала следом.
— Ни на секунду здесь больше не задержусь!— сказал он, и выхватил из шляпы свой деревянный глаз. Вытерев с него кровь, он вернул глаз на его законное место – в правую глазницу, что до сих пор пустовала, пугая своей бездонной темнотой.
Стоило ему лишь сделать шаг в сторону, как он тут же замер. Лицо его изуродовала гримаса ужаса и боли. Его душераздирающий вопль разнесся по залу, и все поспешили отойти от страдальца подальше, потому что кожа его заплясала волнами, будто сотни тысяч мелких насекомых заползли под нее и теперь пытаются вырваться наружу. Мгновение спустя его тело рассыпалось на мелкие частицы и красной пылью рухнуло на деревянный пол. От него осталась лишь одежда и деревянный глаз, который пулей отлетел в сторону, оказавшись в руках Барбоссы – он поймал глаз буквально в дюйме от лица Джека.
Расслабиться никто не спешил: застывшие на своих местах пираты боялись шелохнуться, опасаясь той же участи, что постигла Барона Каспийского моря. Никто ничего не говорил, но было ясно, что все думают об одно – ритуал прошел неудачно, а морская богиня разгневалась и теперь будет мстить всем, кто принимал в этом участие.
— Поздравляю, Гектор, ты погибнешь Бароном Каспийского моря,— негромко произнес Джек.
— Что?
— Кажется, только что тебе в руки попал символ власти погибшего Барона. А, насколько я знаю, согласно Кодексу, вместе с ним тебе и титул его перепал.
— Джеки прав,— подтвердил капитан Тиг.— По пиратским законам, теперь ты стал…
Мощный подводный толчок не только морскую гладь заставил содрогнуться, но и хорошенько тряханул всю крепость Бухты Погибших Кораблей, заставив прекратить разговор. Удержаться на ногах не удалось никому, и в считанные секунды все оказались на полу. Шляпа выпала из рук Джека, а предметы разлетелись в разные стороны.
Первой пришла в себя помощница Дона Рафаэля. Шурша платьем – одеждой, что была не свойственна даже самым женственным пираткам, — темнокожая женщина подползла к тому, что осталось от ее капитана. Стоило ей коснуться праха, как неведомая сила поднялась над половицами серой дымкой, а затем полупрозрачной стрелой пронзила пиратку. Но уже успевшие мысленно похоронить ее Бароны, глубоко ошибались. Не прошло и минуты, как она поднялась с пола – пусть и пошатываясь, но вполне уверенно.
— Тиа?— позвал ее один из Баронов. Кто это был – невозможно было понять, потому что в зале воцарился полумрак.— Тиа Дальма?
— Да, пираты. Тиа Дальма,— отозвалась она, произнося слова с неким экзотическим акцентом, которого раньше у нее не наблюдалось. Находившиеся подле нее могли разглядеть хищную, но таинственно обворожительную улыбку, озарившую ее лицо.
Возлюбленная Дейви Джонса оказалась поймана пиратскими Баронами, и навечно заточена в теле человека. Таков оказался удел создания, которое посмело предать столь светлое чувство, как любовь. Любовь к капитану "Летучего Голландца".

Глава 5. Свержение короля.
- Мне было семнадцать, когда я, отважный малый, пробрался на их судно и вдребезги разбил планы командора…!
Джек воодушевленно рассказывал о своих приключениях двум пышногрудым дамам, неспешно попивая ром и не забывая при этом поглядывать на достоинства барышень, которые так хорошо были подчеркнуты их корсетами.
- А потом командор разбил тебе о голову бутылку,- хмыкнул Барбосса. Он уже несколько минут стоял позади Птахи, скрестив руки на груди, и выслушивал эти байки. Естественно, Гектор не мог знать, что происходило с Воробьем в его юношестве, но он был готов дать палец на отсечение, что его подвиги уж больно мнимы, а если они и имели место быть – преувеличены в разы.
- Ой, Джек, кто это?- захихикали девушки. В иное время Гектор был бы рад небольшому флирту с распутной девкой – к этому он, за время плавания с Воробьем, успел привыкнуть, - но сейчас ему хотелось вышвырнуть этих барышень вон из таверны и, наконец, поговорить с капитаном.
- Дамы! Позвольте представить вам…!
- Пошли,- проворчал Гектор, и, схватив Джека за шкирку, потащил за собой.
Вот уже два года, каждый божий день Гектор видел перед собой этого щеголя, который не выпускал из рук свой компас, бегал от одного борта к другому, и менял курс корабля чуть ли не каждый день, бормоча себе под нос что-то невнятное. При этом он беспощадно истреблял запасы рома, искренне удивляясь его "неожиданной" пропаже. Из-за прихотей капитана "Жемчужина" была вынуждена часто заходить в порт Тортуги за пополнением запасов и проводить время в тавернах больше, чем в море. А прибыли хорошей команда давно уже не видала. Все только выполняли указания Воробья, а тот действовал исключительно в своих целях.
Воробей успел лишь отсалютовать красавицам Тортуги на прощанье и прокричать им что-то вроде «дождитесь меня, через недельку-другую вернусь!». Невероятно, но каждый раз эти глупые бабы верили всему, что говорит им Джек. Конечно, встретив его через месяц-другой, они удостаивали его смачными пощечинами, но это не мешало им продолжать свой незаурядный флирт.
- К чему такая спешка?
Барбосса большими шагами пересек причал и уже статно вышагивал по трапу, не обращая никакого внимания на Воробья. Обрати он свое внимание на него, тут же сорвался бы – его гримаса и так не походила на выражение лица довольного жизнью человека: брови нахмурены, уголки губ опущены, глаза прищурены, а правый – изредка подергивался, стоило шкиперу услышать очередной вопрос капитана.
Он, не оборачиваясь, поднялся на борт, зная, что Джек идет следом. Воробей буравил спину Гектора взглядом и заметил, как тот едва заметно качнул головой. Возможно, это движение было бы и вовсе незаметно, но Барбоссу выдала его шляпа, перья которой значимо колыхались даже от легкого дуновения ветра.
Гектор отошел в сторону, а Джек, засмотревшись на него, столкнулся с одним из членов команды. Он поднял взгляд, но, сколько бы не пытался, никак не мог вспомнить, чтобы этот человек находился на борту его корабля хотя бы единожды.
- А ты кто?
Высокий мужчина, чуть ссутулившись, смотрел на Джека. Взгляд его был таким же, как и взгляды отъявленных головорезов, что бороздят моря в поисках добычи, но все же было невозможно не заметить некую доброту, которая неприметным огоньком делала его глаза живыми. Джек уже видел подобный взгляд, очень давно, еще будучи мальчишкой. Такой взгляд может быть только у человека, имевшего когда-либо семью.
- Билл Тернер. Я…
- Он знает, где находится то, что мы ищем,- встрял Гектор.
Джек тут же прекратил разглядывать Тернера подозревающим взглядом, и встрепенулся.
- То самое?
Барбосса молча кивнул.
- О, тогда добро пожаловать на борт,- улыбнулся Джек, сняв свою треуголку в знак приветствия нового члена команды, а затем вернул ее на место.- Все по местам! А тебя, Гектор, - указывающий палец явно не хотел слушаться, норовя то и дело ткнуть в кого-то постороннего. Взгляд мутнел – последняя пинта, выпитая в таверне, была явно лишней, - но Джек с завидной твердостью закончил, - я попрошу остаться!
Воробей величаво зашагал в свою каюту, а Барбосса, отдав последние указания команде, которой никто не удосужился объяснить цель нового путешествия, отправился следом. Кивком головы, он позвал Тернера идти следом.
После долгих бесед все встало на свои места: Джек выяснил, где же все-таки находится то, что он так хочет найти; Билл автоматически зачислился в полноправные члены команды; Гектор с задумчивым видом слушал разговор этих двоих и, не вмешиваясь, раскладывал по полочкам свои собственные соображения по поводу всего происходящего.
Вновь появившись на борту, Джек вытащил компас и, нахмурившись, следил за беспорядочно дергающейся стрелкой. При этом он беззвучно шевелил губами, словно старый адепт, читающий заклинание. Когда же стрелка, наконец, замерла, он, всплеснув руками, заявил:
- Господа, отличная новость - мы плывем на Исла де Муэрто!
Барбосса стоял в сторонке и слушал, как его капитан объясняет новый курс команде. Уже чисто машинально Гектор закатил глаза. Эти пылкие речи он выслушивал постоянно, и от них уже начинало подташнивать.
- И что же там, на Исла де Муэрто?- поинтересовался кто-то из команды.
Барбосса скрестил руки на груди и горделиво приподнял голову, выражая свой скептический настрой. Он совершенно не понимал, почему честь рассказать команде о столь удачном курсе выпала именно Воробью. Нет, он, конечно капитан, но поднимать боевой дух пиратов у него получалось весьма дурно.
- Золото ацтеков,- последовал ответ. По блеску в глазах капитана, пираты поняли, что это не шутка.
- А-ацтеков?- чуть заикаясь переспросил Раджетти, обменявшись взглядом с Пинтелом. Неразлучная парочка, которой только волю дай – оба начнут нести всякий бред невпопад.- Проклятое сокровище Кортеса?..
- Оно самое,- довольно подтвердил Джек.
- Но, капитан…- включился в разговор Пинтел.- На этом золоте ведь проклятие…
- Господа.- Воробей втиснулся между двумя пиратами и опустил ладони им на плечи.- Вы же взрослые мальчики. Неужто верите в эти сказки?
Выразительный взгляд сперва на Пинтела, а затем на Раджетти заставил обоих стушеваться и, волей-неволей, согласиться с тем, что верить в легенду о страшном проклятии не стоит. То, что корабль, на борту которого они находятся, был буквально извергнут адом их явно не сильно настораживало.
Барбосса задумчиво приложил ладонь к своему лицу. И вдруг он подумал - а не послать ли к черту Дейви Джонса с его гневом? Контракт с ним заключал Джек, значит и платить будет только Джек, а не кто-то иной, не зависимо от того, кто будет управлять кораблем. Команда заслужила лучшего капитана, более организованного и ответственного. А кто как не он, Барбосса, может занять заслуженное им место?
- Исла де Муэрто, говоришь?- Гектор ухмыльнулся, словно слышит об этом впервые. Он выудил из кармана зеленое яблоко и надкусил его.- Тогда по местам, господа. Давайте же последуем маршруту, который указал нам наш капитан.
***
Раннее утро встретило корабль спокойными волнами и попутным ветром. Такая погода была прямо-таки посланием богов после того, как двое суток до этого приходилось справляться со штормами или шквальными ветрами. Один раз даже пришлось сменить паруса – ветер разорвал их в клочья, когда растяпы, оставленные дозорными, проспали начало грозы и не успели вовремя спустить паруса. Конечно же это были Пинтел и Раджетти. Они успели изрядно попортить кровь Гектору за то время, которое находились в команде, потому что именно ему приходилось вечно разбираться со всеми промахами не только этой парочки, но и всей команды. Со всех них причиталось.
- Вставайте, крысы трюмные!
Барбосса одним движением стряхнул кого-то с гамака у самой лестницы. Пират с грохотом свалился на пол, а следом за ним тут же начали просыпаться и все остальные. При этом половина из них примерно с таким же успехом сваливалась на пол со своих лежанок, потому что хмурый вид Барбоссы и его суровый тон не предвещали ничего хорошего.
- Что… что случилось?- сонным, но встревоженным голосом спросил Пинтел.
- Джентльмены,- уже более спокойно произнес Гектор, когда вся команда стояла и непонимающе взирала на него.- Вам не кажется, что вас дурят? Уверен, мысль эта посещала вас уже ни раз.- Он поднял глаза, указывая лестницу, ведущую вверх, на палубу. Пираты, как по щелчку пальцев, одновременно подняли головы, но их недоумевающие лица явно не вдохновляли. Барбосса закатил глаза.- Джек не собирается делить такой куш с командой.
- Как это не собирается?!
- Тихо!- рявкнул Гектор.- Вы же не хотите разбудить Пташку раньше времени.- Он взобрался на несколько ступеней и оглядел команду.- Господа, скажите, делал ли капитан что-либо для нас?- Он одобрительно закивал, завидев сомнения пиратов.- За все те годы, что мы ходим под этим парусами, видели ли мы действительно хорошую добычу? Да другие пираты смеются над нами!- Недовольный гул становился все громче.- Вы и дальше желаете быть посмешищем или хотите стать грозой морей?
- Да!
- Обрести заслуженное величие, и награбить столько золота, что сам дьявол позавидует!
- Да!- восторженно завопили пираты, подняв вверх сабли и мушкеты.
- Я приведу вас всех к этой желанной цели,- продолжил Барбосса, и разгоряченные мужчины согласились и с этим, воображая себе несметные богатства, реки лучшего рома и толпы распутных девок, вьющихся вокруг них.
- Бунт?- негромко спросил Тернер.- Прости, Барбосса, но это несправедливо. Только благодаря Джеку мы знаем дорогу к Исла де Муэрто.
Кое-кто внимательно слушал Билла и взвешивал все «за» и «против», и это сбивало их с толку, заставляя сомневаться в идеи Барбоссы. Гектор недовольно фыркнул.
- Много ума надо, чтобы на компас, указывающий путь к желанному, глядеть,- надменно произнес он.- К тому же, до острова осталось совсем немного.
- И все же…
- Ты хочешь пойти против меня, Прихлоп?- Гектор спустился, и в несколько шагов преодолел расстояние, разделяющее его и Тернера.- Против команды?
Пираты отступили немного, и вот уже Билл оказался практически зажатым в углу, а перед ним – Барбосса, за спиной которого стояла вся команда, готовая в любой момент выполнять все его приказы. И, судя по всему, в будущих его приказах ничего радужного появиться никак не могло.
Барбосса прищурился, опустив ладонь на свою шпагу.
- Нет,- сдался Тернер, потупив взгляд.
- То-то же,- хмыкнул Гектор.
Еще несколько секунд он с сомнением вглядывался в лицо Прихлопа. Ни на йоту он не поверил тому, что этот пират так просто смирился с идеей бунта. Но что он мог сделать против целой толпы?
Сделав вывод, что Тернер не подорвет план, Гектор, прихрамывая, отправился на палубу, а за ним – и вся команда. Он уже представил себе, как заходит в каюту Джека, приставляет холодный, изголодавшийся по крови клинок к его шее и…
- Гектор! Вот ты где! А я уж подумал, куда это все…- Джек уже собрался подойти, но, завидев пиратов, которые, словно жуки, расползались по палубе, остановился.- И команду разбудил…- лучезарная улыбка понемногу стала сползать с его губ. Все молчали и буравили ненавистными взглядами Воробья, что последнему явно было не по душе.- Ну я, пожалуй, пойду,- протараторил он и развернулся к своей каюте.
- Джек,- окликнул его Барбосса.
Стоило только капитану повернуться, как Гектор бросил ему небольшой сверток. Сглотнув, Воробей развернул его и нахмурился. Его худшие ожидания подтвердились.
- Черная метка?
- Команда недовольна тобой,- развел руками Барбосса, не скрывая ликующей улыбки.
Джек ухмыльнулся. Взгляд его посерьезнел. Никто раньше не видел его таким собранным и готовым к решительным действиям. Еще бы! Когда целая толпа пиратов в любую секунду готова вонзить в тебя свои клинки, это так бодрит.
- Как это подло,- подметил он.- Но, сдается мне, выхода у меня нет.- Он подошел ближе к Барбоссе, картинно вздохнув и бросив измученный взгляд в сторону.- Хотя… риск – дело благородное!
Сказав это, Джек выхватил шпагу. Лезвие сверкнуло на только-только успевшем взойти солнце также быстро, как мгновение спустя оно пронеслось перед лицом Гектора. Среагировать Барбосса не успел, а потому на его лице возникла красная полоса, тянущаяся от правой брови к скуле прямиком через глаз. Теплые струйки крови мерзко стекали по коже; правый глаз хоть и было сложно открыть, но, по крайней мере, он был на месте.
Довольная физиономия Воробья стремительно испарилась, когда Барбосса разъяренно зарычал и, выхватив свою шпагу, сделал несколько выпадов, пытаясь разрезать уже явно бывшего капитана на мелкие кусочки. При этом он прокричал команде что-то вроде «не сметь его трогать, я сам убью гада!», поэтому ни один пират не собирался вмешиваться в эту схватку. Они лишь скандировали в поддержку Барбоссы, изредка выкрикивая варианты более удачных ударов, что раздражало Гектора еще больше, чем прыгающий перед ним Воробей. Извивался он, как уж на костре, уклоняясь от каждого выпада Барбоссы. Такой везучести можно было только позавидовать. Везением это Барбосса считал лишь потому, что в противном случае было просто невозможно представить, чтобы какой-то проныра вот так просто мог предугадывать движения бывшего командора – некогда лучшего фехтовальщика английского флота. Он был старше Джека, опытнее в сражениях, и не мог допустить даже мысль о проигрыше. К тому же эту дуэль была отличным шансом завоевать уважения команды и вызвать у них страх.
Шпаги звонко ударились друг о друга, сцепились в поединке и теперь ждали, когда определиться победитель. Джек и Гектор удерживали их, стараясь не давать противнику шанс ступить вперед. Недолгое сопротивление окончилось тем, что оба пирата буквально отпрыгнули друг от друга, со свистом рассекая лезвиями воздух. Напряжение удалось снять лишь пролетавшей мимо чайке, которая, с победоносным криком, на славу постаралась испортить палубу своим небольшим, но весьма неприятным подарком.
Воробей скривился, и неодобрительно покосился на беспардонную птицу, парящую над их головами. Барбосса воспользовался моментом – брезгливость Джека к подобным мелочам была, порой, очень кстати – и, хорошенько размахнувшись, ударил сапогом прямиком по запястью Воробья, от чего шпага последнего отлетела в сторону, чуть не попав при этом в Раджетти.
- Тебе не место на корабле!- победоносно воскликнул Барбосса.
Он занес оружие для решающего удара, а лезвие вот-вот пронзило бы Воробья, если бы не…
- Что ты творишь?!
- Не тебе быть капитаном этого корабля,- сказал Тернер, заслонив собой опешившего Джека. Он с завидной стойкостью сдерживал удар Гектора, а затем и вовсе отразил его.
Гектор отступил на пару шагов и выпрямился, опустив шпагу. Он смерил высокомерным взглядом бунтаря, защитника блаженного капитана.
- Вы видели, насколько слаб ваш капитан,- обратился Барбосса к команде.- Его защитники столь же жалки, как он. Есть еще несогласные с тем, что Джек Воробей должен покинуть корабль?
- Вообще-то,- подал голос Джек из-за спины Билла,- капитан Джек Воробей.
Гектор окинул взглядом членов команды – все они были согласны с его, Гекторовым, мнением.
- Уже не капитан,- ухмыльнулся Барбосса.- Связать,- приказал он, кивнув на Джека.- А предателя,- он направил кончик шпаги в сторону Прихлопа,- на дно.

Эпилог.
- Что за дрянь вы тут пьете?- недовольно скривился Барбосса, вглядываясь в кружку, оставленную мистером Гиббсом.- Неужто Моллиган даже вам подмешивает эль?
Мистера Моллигана, хозяина лучшей таверны на всей Тортуге, знал, пожалуй, каждый уважающий себя пират. То бишь каждый. Поговаривали, что он когда-то был на короткой ноге с Дэйви Джонсом, а в голове его до сих пор зреет замысел вернуть своего проклятого друга к жизни, а заодно и целый флот, что покоится в пучинах морской бездны. Впрочем, этим байкам уже ни один десяток лет, и чем-то более значимым они, вероятно, уже стать не смогут.
Джек отнял губы от кружки и принялся изучать ее содержимое. С задумчивым видом облизав губы, он заключил:
- Ты слишком долго пробыл в обществе носителей панталон.
Давненько Джек не задирал его подобным. Чем ему так панталоны служителей Короны не угодили – об этом можно было лишь догадываться. Хотя Барбосса и сам уже начал испытывать к этой одежде какое-то отвращение, не смотря на то, что половину жизни сам носил это.
- Я думал, ты пьешь только барбадосский ром.
- Время бежит – все меняется, друг мой. Кроме твоей шляпы, конечно же.
От комментария по поводу шляпы этот воображала воздержаться никак не мог. Хотя он был прав. Сколько уже лет этой шляпе? Барбоссе не удавалось вспомнить. Должно быть, ей столько же, сколько они знакомы с Джеком. Стара, как мир. Помнил ли Воробей, что именно он добыл эту шляпу? Навряд ли. Барбосса бы удивился даже тому, если бы Джек помнил, что происходило с ним, к примеру, месяц назад. А еще он был удивлен, что никак не может заставить себя выбросить эту чертову шляпу, пропитанную воспоминаниями – как хорошими, так и плохими. Он успокаивал себя тем, что лучшего головного убора, который отражал бы все величие капитана, запоминался врагам и наводил бы на них страх, найти ему никак не удавалось. А то, что ее края были истрепаны, а кое-где – порваны, перья выглядели так, словно их выдрали у больного петуха, а не у молоденького страуса, да еще и значительно потускневший цвет, говорило о том, что обладатель шляпы прошел через весьма опасные приключения, и он заслуживает уважения как минимум. Но была совсем маленькая, просто крошечная вероятность, что Гектор не хотел избавляться от этой вещицы потому, что она напоминала ему о встречи с одним взбалмошным и совершенно ненормальным пиратом, которая перевернула всю его жизнь вверх тормашками.
- Ты мне должен, Джек.
Реакция на подобные фразы всегда была просто колоссальной! Наблюдать за тем, как Воробей чуть ли не через ноздри изливает из себя только что выпитый ром, закашливаясь – удовольствие да и только.
- Я? Тебе?- выдавил, наконец, из себя Джек, вытирая рот рукавом.
Самодовольно улыбнувшись, Барбосса кивнул. Он откинулся на спинку стула, устраиваясь поудобнее. Он мог позволить себе еще несколько секунд лицезреть физиономию Джека, который упорно пытался вспомнить, что же он задолжал Гектору. В его взгляде так и мелькали события, связанные с Барбоссой: встреча с командором, которого он самым наглым образом клеймил; подстреленная во время драки нога Гектора; бунт, во время которого он наградил своего некогда первого помощника сейчас уже едва заметным шрамом; остров Исла де Муэрто, где он обещал новую шляпу и звание командора, но в итоге умудрился застрелить бессмертного капитана; украденный фрагмент весьма полезной карты прямиком из-под носа Гектора; Источник, на берегах которого по вине Джека чуть было не выжил Эдвард Тич, смерти которого Барбосса жаждал больше всего на свете.
- Хочешь новую шляпу?- заключил после долгих копаний в воспоминаниях Джек.
- Дьявол морской, у тебя никогда мозги на место не встанут!
- Между прочим…- начал было Воробей поучительным тоном, но пронесшийся по столу маленький ураган, обронивший пинту, заставил его замолкнуть.
Маленький, пушистый комок что-то пропищал, манерно махнул длинным хвостом, и по руке, мирно лежащей на столе, взобрался на плечо хозяина.
- Мерзость,- покривился Джек. Если бы не Гектор, он наверняка попытался бы выстрелить в обезьяну из пистолета, к которому по привычке потянулась его рука, стоило только завидеть животное. Кажется, эта игра в «пристрели нежить» уже начинала успокаивать его расшатанные нервишки.
- Ладно, забудь,- отмахнулся Барбосса.
Он, пыхтя, поднялся с места, оперся на костыль и, пристукивая деревянной ногой, побрел прочь. Обезьянка, восседающая у него на плече, напоследок скорчила Воробью рожицу, за что была вознаграждена орешком – Гектор не переставал таскать с собой небольшой мешочек, наполненный лакомством любимого питомца даже после того, как утратил «Жемчужину» и уже не надеялся увидеть малютку Джека. А раз сейчас Воробей вернул себе «Жемчужину», то и обезьянка-нежить должна была вернуться вместе с ней. Так оно и случилось, вот только теперь, когда обезьяна сама нашла хозяина, совершенно не обязательно сообщать Воробью, что именно ее Гектор и требовал назад. Пусть Джек теряется в догадках и предвкушает новую встречу с капитаном Барбоссой, желающего вернуть свое несуществующее «сокровище». И Гектор был уверен, что встретиться им предстоит еще ни раз.
- Мы грязная шайка бесов морских…- негромко пропел Барбосса слова знаменитой в кругу пиратов песни, ухмыляясь.
- Так выпьем же чарку йо-хо,- услышал он вслед продолжение.
Обернувшись, он увидел, как Воробей улыбается, поднимает вверх упомянутую чарку и залпом осушает ее. Отсалютовав горе-капитану, Гектор покинул трактир.
- До скорой встречи, друг мой,- только и сказал Джек.

   

Фан-клуб фильма "Пираты Карибского моря"

главная